Инициация в риши

4+
Абирами
Джай Гурудев! 

Хочу поделиться здесь рассказом об инициации в риши, точнее в ришику, которая случилась со мной 3 апреля. 

Начать хочется с главного осознания, которое пришло вместе с этой инициацией. Очевидно, что инициация – это всегда изменение жизни, в том числе рутинной ее части, и в моем случае также ответственности. И такое изменение заставляет задуматься о качестве жизни до и после. 

Вывод, который родился сам собой из этой инициации для меня, — это то, что духовная жизнь, которую мы ведем, намного-намного лучше, радостей, полнее жизни обычной материальной, и что мы не можем даже сравнивать и ставить на один уровень эти два способа существовать — жить духовной жизнью, вайшнавской жизнью, тем более быть учеником или последователем, преданным Гурудева, или вести обычный материальный образ жизни, имеющий в виду реализацию материальных целей и желаний. И когда я говорю это, я не имею в виду отсутствие сложностей, препятствий и проблем в духовной жизни внешней и внутренней. Скорее наоборот, сложностей, вызовов судьбы на духовном пути порой больше. Но вкус, который дает нам концентрация на Боге, возможность иметь отношения с Ним и служить Ему каждый день, этот вкус не сравним с жизнью для себя самого и для исполнения своих ежедневных желаний и потребностей. 

Оглядываясь назад, понимаю, что за пять лет во Вриндаване Гуруджи, конечно, поменял меня кардинально. У меня нет теперь тоски по России, по тому существованию, по тем шуткам и радостям, которые мне абсолютно знакомы, и я в них когда-то жила. Я поняла, что возможность быть с Богом, возможность быть с Кришной, — это чудо из чудес, это самое лучшее, что может быть, и Гуруджи дал мне этот вкус, никто иной. Это настолько лучше всего, что я знаю из материальной жизни, что выбор, он даже и не стоит. И самое главное благословение Гуру состоит именно в этом. Благословение состоит в том, чтобы почувствовать этот вкус, получить этот вкус и иметь возможность отодвинуть все остальное благодаря этому вкусу. Потому что это очень и очень непросто, даже если есть тенденция у души, даже если есть стремление, сознательное или бессознательное, к Богу, реально получить этот вкус и реально уйти от всего остального — это непросто. И у этого есть также свои стадии, ты развиваешься в этом: сначала у тебя есть это стремление, желание получить этот вкус, потом ты начинаешь потихоньку получать этот вкус, и потом ты так сильно его распробовал, что уже не можешь есть никакую другую пищу. 

Но начнем про инициацию. С утра в пятницу я в первый раз в своей пуджарской жизни забыла нанести тилак себе на лоб перед пуджей. Я одела сари, пошла в пуджарскую, сначала помогала одевать Божеств, потом сделала полностью всю пуджу Нарасимхадеву с 1000 именами, все это время без тилака, и, самое удивительное, никто не заметил, что у меня его не было. Было еще 4 человека со мной в алтаре, и никто не заметил, что я забыла нанести тилак, никто мне об этом не сказал. Я пришла домой после пуджи, посмотрела на себя в зеркало, упс… сильно удивилась, отметила, что со мной это впервые, ну, и нанесла тилак, и забыла об этом. 

Я не знала, что Гуруджи будет меня инициировать в этот день. Любопытно то, что на самом деле Он дал много знаков, например, сны приснились некоторым людям о том, что меня инициируют. Плюс к этому Он сказал физическими словами двум или трем людям, что собирается проинициировать Джатилананду (один из друзей и резидентов ашрама) и меня, но мне самой Гуруджи не упоминал ничего. И, соответственно, я думала, ну мало ли что Он может говорить другим людям и мало ли для чего Он им это говорит. Может быть, чтобы испытать их ожидания, может быть для того, чтобы испытать мои ожидания. И я на эту тему реально полностью расслабилась. Особенно когда Он сказал Шефалидаси, что до своего отъезда я их проинициирую, и потом это не случалось и не случалось, и Рам Навами прошел, и вечером на Рам Навами Гуруджи поменял свой план и сказал, что улетает сейчас, а не в середине или в конце апреля, как Он говорил раньше. Я выдохнула и подумала, ну, окей, сейчас точно это не случится. То есть у меня реально не было этого ожидания. И ровно на следующий день все и случилось.

В пятницу днем я сидела, слушала лекцию Свами Реватиканты (он нам здесь регулярно давал лекции по Бхагавад Гите каждый день, Гуруджи сказал ему это делать), и вдруг получаю сообщение от Джатилананды: «Абирамус, Гуруджи будет нас сегодня инициировать». Я говорю, «во что?». Он отвечает «в риши». И как-то это было так, с одной стороны, конечно, волнительно, а с другой, ну и окей, как само собой разумеющееся. Я спустилась вниз, все меня поздравляли, Бхаратвадж был очень счастлив за меня, и мы даже обнялись на радостях (что, конечно, не позволено). Потом мы пошли к Гурудеву, Он сидел в своей будущей гостиной — да именно так, на первом этаже недостроенного здания, где в будущем будет Его комната и столовая, за столом спиной к кирпичной стене своей будущей комнаты (Гурудев почему-то полюбил это место и во время карантина большую часть времени проводил в этом месте, в недостроенном здании), и давал последние наставления перед своим отъездом всем резидентам. Тут Он и сказал, что Он сегодня нас проинициирует, а затем Гуруджи глянул на меня и на всех, и сказал, что матаджи должны быть отдельно от прабху, и никаких обнимашек. Кто бы сомневался, ха ха: Мастер в действии.

Гуруджи сказал, что после вечерних молитв будет инициация, мы нашли какую-то одежду, для меня красно-малиновае сари. Поскольку магазины не работают, пришлось заказать доставку, простых сари без каймы, без добавлений других цветов не было, в общем, что нам смогли привезти, в этом нас и пронициировали. Гуруджи сказал, никаких проблем, мы найдем для вас одежду позже. В общем, какие у Господа проблемы, никаких проблем у Него ни с чем не было, это только у нас в голове постоянные проблемы. 

Когда мы пришли на молитвы, а я нанесла тилак на лоб, и я сижу с тилаком, заходит Свами Реватиканта, и говорит: «Я бы на твоем месте стер тилак-то». Я говорю: «Почему?» а он: «ну тебя же инициировать будут». И тут я поняла фишку, что я уже с утра бессознательно тилак не нанесла. Я стерла тилак, чтобы Гуруджи мог нарисовать новый, что и случилось позже. 

После этого, мы сидим на молитвах, ждем, а Гуруджи ушел к Сатья Нараяна Дасу Бабаджи в Дживу, и пока мы его ждали, минут 30-40, Он материализовал Бабаджи маленького Кришну из своего сердца, прямо на глазах у Бабаджи. И интересно, когда Гуруджи вернулся, Он сказал, что был очень миленький Кришна, который вышел у Него из сердца, и Он сказал: «Я не могу это сдержать, когда это происходит, когда мое сердце вот таким образом хочет отдать себя кому-то. Он объяснил, что часть энергии моего сердца формируется вот в эту форму и выходит наружу, и я не могу контролировать этот процесс. И Кришна, которого он материализовал для Бабаджи, это Кришна-Нараяна, то есть у Него четыре руки и Шанка-Чакра в руках, и это ровно то, о чем Гуруджи говорил на сатсанге накануне вечером: что нет никакой разницы между Кришной и Нараяной. Вот ровно после сатсанга появился этот Кришна-Нараяна для Сатья Нараяна Бабаджи. 

После этого события Гуруджи прибежал к нам, счастливый, и говорит, давайте инициироваться. Мы сидели в комнате перед храмом, ждали его, и был еще один человек, который ждал — сотрудник Медицинского департамента правительства Матхуры. С ним связана смешная и очень трогательная история. Этот мужчина очень серьёзно и строго, и даже негативно был настроен, когда приехал к нам в начале карантина, требовал от нас списки проживающих, медицинские справки и т.п., приезжал, ругался с нами, и в результате дело закончилось тем, что он увидел Гурудева, поговорил с Ним, влюбился в Него с первого взгляда, вот теперь он сидел в храме и ждал своей инициации в преданные. Гуруджи провел с ним некоторое время, и проинициировал его. Теперь его имя Джанарданадас. 

Была очень простая, очень милая, радостная и какая-то прикольная инициация в риши. Гуруджи усадил меня перед Рукмини Пандурангой – для тех, кто не знает, Гурудев установил два новых Божества в нашем храме в марте, во время Холи. Гуруджи положил для благословения нашу новую одежду на стопы Рукмини Пандуренги, мою на стопы Рукмини, Джатилананды на стопы Пандуренги. Затем, улыбаясь, Гуруджи стал задавать мне разные серьезные вопросы. Сама инициация заняла фактически 5 минут, Он даже не стал делать пуджу, нарисовал нам тилаки и дал напутствия. 

Забавно, что мне он задал очень много вопросов, а как потом рассказал Джатилананда, у него он ничего не спрашивал, они просто пели Шри Суктам. Первый вопрос был неоднозначный, Он спросил: “Are you insane in your mind” — «Ты в своем уме?» Я говорю: «Не знаю, наверное все-таки в своем», потом спросил: «Ты не страдаешь никакими иллюзиями по поводу Меня, пути и т. д. Я говорю «вроде не страдаю». Потом он сказал, «про правилам я должен был бы тебя протестировать на твои знания сначала, перед тем как инициировать в риши, но у нас было здесь много тестов, и мне очень понравились твои ответы». Да, мы играли в тесты несколько раз, и игры были весьма сложными, и я едва ли была успешной в ответах на вопросы, которые выпадали мне, хотя знала многое из того, о чем были вопросы. Поэтому меня удивило, что Гуруджи сказал, что Ему мои ответы понравились. Позже я увидела, почему: Гуруджи не давал «показать себя» в тесте, чтобы эго не радовалось и чтобы мы понимали, насколько сильно наши знания ограничены и далеки от того, что Он хочет, но Он также всегда видит, кто что думает и знает. 

«Но тебе надо учиться больше, я тебя инициирую, чтобы ты могла преподавать». И добавил: «Учись, преподавай, и ты можешь давать инициации в преданные». 

Про обучение тут, пожалуй, нужно добавить. В течение месяца, который Гурудев провел с нами безвылазно в ашраме Шри Гиридхар Дхам во Вриндаване, Его главным наставлением было: «Учитесь. Изучайте мои книги. Изучайте Бхагавад Гиту. Изучайте Шримад Бхагаватам. Все ложные понимания, заблуждения, ошибки преданных только из-за того, что вы не изучаете Священные писания и мои книги». Я не ошибусь, если скажу, что Гуруджи повторил нам это за прошедший месяц не менее 50 раз. И, чтобы получше запоминалось, ходил с палкой и время от времени, любя, нас ею побивал. 

В личной беседе со мной, даже на мой вопрос: «Гуруджи, как вы понимаете внутреннюю работу» (имелось в виду самоанализ, анализ ума), Гурудев ответил: «Не нужно внутренней работы. Читай Священные писания и мои книги». Приоритеты были расставлены яснее ясного. 

Последний вопрос на моей инициации был реально прекрасен: «Есть ли у тебя какой-либо другой мотив, кроме служения Господу?» И я очень серьезно восприняла этот вопрос, и очень серьезно Ему ответила полным предложением: «Нет, у меня нет никакого другого мотива, кроме служения Господу». В тот момент я поняла, что действительно у меня нет никакого другого мотива, это было очень здорово, просто понимать, что это такое огромное счастье, такая огромная полнота и удовлетворение, просто иметь возможность служить Богу и ни о чем не просить, ничего не ожидать. 

Интересно, что тем же утром, когда я делала пуджу Нарасимхадеву, 1000 имен, я вспомнила сатсанг Гуруджи накануне. В этом сатсанге Он приводил историю Прахлада и Нарасимхадева, и рассказал, как Прахлад, когда Нарасимхадев сказал ему: «Проси о чем хочешь, я хочу дать тебе что-то, дать тебе какой-то дар», отказывался сначала, и Нарасимха Дев настаивал, и тогда Прахлада сказал: «Дай мне следующий дар, чтобы я никогда ни о чем Тебя не просил». И утром, когда я делала пуджу Нарасимхадеву, я об этом вспомнила, и я попросила Его об этом же после пуджи: «Пожалуйста, сделай так, чтобы я больше ни о чем тебя не просила». И я внутри почувствовала, что сама возможность ни о чем не просить — это огромная свобода. Представьте, что вам ни о чем не нужно никого просить, вообще никогда, ни о чем. Вы ничего не ожидаете — вы свободны! Потому что в каждой просьбе есть определенные ожидания, в каждой просьбе есть привязанность к чему-то, хотение, чтобы вещи были каким-то иным образом, нежели они есть сейчас, нежели Господь их устроил. Почему мы просим? А если вы ничего не хотите, и то, что у вас есть, это вы и хотите? И мне реально захотелось этого состояния. И вечером, когда Он сказал эту фразу, я поняла, что да – вот оно, аллилуйя, единственный мотив – это служение. 

Вот, наверное, и вся история про инициацию в ришику. Большая радость внутри от всего этого. Это чудо, когда Гуруджи дает что-то кому-то. Будь то Божество, благословение, наставление, инициация, — нет ничего дороже этого, потому что это Его отношения с нами. 

После инициации был еще один важный, глубокий момент. Примерно неделю, пока я привыкала к новой роли и к одной смене одежды (мы по-прежнему на карантине, одежду купить негде, и как у брахмачариев, которым запрещено было носить красный цвет, у нас не было ни одного предмета красного цвета, так что носим одну смену одежды и стираем каждый день), у меня возникла некая внутренняя борьба. Связана она была с непониманием моего нового места, неуверенностью в себе и с непониманием, надо ли как-то «показывать» себя, например, отстаивать свою точку зрения в разных дискуссиях в ашраме. После недели размышлений я написала Гуруджи и получила бьющий в самое сердце ответ. Впрочем, как всегда. «Like I said if you want to represent me be humble that is not weak but great power». И после этого: «Stop thinking of you, think of Krishna»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *